Социобиологическое направление

С тех пор как Чарльз Дарвин в своем труде «Происхождение видов» (1859) обосновал идею происхождения человека от жи­вотных, наблюдение за животными стало важным источником познания человека. При этом часто высказывается точка зре­ния, что психические функции являются уникальными для человека и не могут быть исследованы на животных. Экспе­рименты опровергают эту точку зрения. Так, наблюдение за шимпанзе показало, что многие проявления эмоций (поцелуи, угрозы кулаком, нахмуривание бровей), которые мы наблюда­ем у людей, почти в точности соответствуют поведению выс­ших обезьян в сходных ситуациях (Д. Гудолл). Эксперименты по отлучению детенышей обезьян от матери (Г. Гарлоу) пока­зали и появление типичной для человека депрессивной реак­ции, и трудности в усвоении социальных ролей у выросших в изоляции животных, и сходное с человеческим стремление найти защиту у матери в раннем детстве. Наконец, успешное обучение шимпанзе языку глухонемых (Г. Террис, А. Гарднер и Б. Гарднер) показало, что даже такие специфические функ­ции психики, как общение с помощью системы знаков, не яв­ляются исключительно человеческой чертой.

Складывается впечатление, что некоторые формы поведе­ния человека получены им от животных и закреплены генети­чески. Кроме генетически закрепленных и воспитанных форм поведения, на животных была показана возможность мгно­венного запечатления образов — импринтинга. Так, австрий­ский ученый К. Лоренц (1903—1989) наблюдал у гусят форми­рование стойкой привязанности к первому движущемуся объ­екту, который они видели после того, как вылуплялись из яй­ца. Сходную привязанность Г. Гарлоу наблюдал у детенышей макак резусов к лицу «тряпичной мамы»: маленькие обезьяны начинали относиться враждебно к кукле, изображавшей обезьяну-маму, если на место деревянного шара помещали го­лову, похожую на морду настоящей обезьяны.

Добавить комментарий

Купить левитру - препарат проверенный временем для мужчин